Литературный салон в колледже

5 декабря 2017 состоялся очередной литературный салон, посвященный 125-летию со дня рождения Марины Цветаевой.

Все ее творчество можно уместить в этих словах: «Я бегу все еще по весне. Я купаюсь в любовном тумане. Описать невозможно в романе, моя жизнь словно сказка во сне.» «Ее чистая лирика есть чистое состояние переживания – перестрадания.»

Обучение в музыкальной школе неким образом способствовало формированию таланта поэтессы писать свои шедевры, имея определенный ритм. Слова легко ложатся на слух, смысл довольно просто усваивается.  Эта женщина настолько откровенно передавала в своих стихах мечтания, впечатления, события, что такого рода сочинения просто хочется читать и не останавливаться.

В своем выступлении Лобачева Наталия рассказала о единственном в Москве музее Марины Ивановны Цветаевой, где проходят ежегодные Цветаевские чтения, собирающие любителей её поэзии.

В русской литературе тема поэта и поэзии является одной из ведущих. Стихи такого рода всегда представляют собой своеобразный творческий самоотчет, напряженную авторскую исповедь, чем и приковывают к себе внимание читателя.

Слово «поэт» для М. Цветаевой звучало всегда трагично, так как поэт не совпадает со своей эпохой, он — «до всякого столетья». Причастность к тайнам бытия, поэтические прозрения не спасают его от жестокости окружающего мира. Поэт чувствует себя в мире изгоем, лишним.

В своих презентациях студентки 1 курса Валуйская Ульяна и Сорокина Ангелина смогли передать всегда свойственное Марине Цветаевой романтическое представление о поэтическом творчестве, как о бурном порыве, захватывающем всю душу: «К искусству подхода нет, ибо оно захватывает», «Состояние творчества есть состояние наваждения», «Поэта — далеко заводит речь». Поэт и дело поэта воплощались в образах «легкого огня», «тайного жара», несгорающей птицы Феникс.

На встрече звучали стихи:

Солнце – одно, а шагает по всем городам. Солнце – мое. Я его никому не отдам. Ни на час, ни на луч, ни на взгляд. – Никому. Никогда!
Пусть погибают в бессменной ночи города! В руки возьму! – Чтоб не смело вертеться в кругу! Пусть себе руки, и губы, и сердце сожгу!
В вечную ночь пропадает, — погонюсь по следам… Солнце мое! Я тебя никому не отдам!

«Пушкин! — Ты знал бы по первому слову, кто у тебя на пути! И просиял бы, и под руку в гору не предложил мне идти.
Не опираясь о смуглую руку, я говорила б, идя, как глубоко презираю науку и отвергаю вождя…»

Цветаева – поэтесса Серебряного века, трагического склада, трагической судьбы, она осталась в истории русской литературы «одиноким духом».

Воспоминания о поэте взволновали участников литературного салона. Слушая стихи ребята осознавали, что поэзия стала для поэта опорой в тяжких жизненных испытаниях. «Ни с кем, одна, всю жизнь, без книг, без читателей, без друзей, — без круга, без среды, без всякой защиты, причастности, хуже, чем собака, а зато… А зато — всё», — говорила М- Цветаева в одном из писем. «Всё», — это поэзия, ставшая для нее высшей причастностью.